Три века на службе здравоохранения

Двор отбыл в Петергоф. Николай повёз меня от Стрельны по нижней дороге, я поминутно вскрикивала от радости при виде моря, старых деревьев, растущих по берегу, и фонтанов в парке. Одним словом, я была в восторге, и это место произвело на меня с первого взгляда гораздо большее впечатление, нежели «Павловск и Царское».
Из дневников императрицы Александры Фёдоровны. 1817 год.

Петергоф — архитектурный музей под открытым небом, в облике которого отразились разнообразные особенности стилевых направлений искусства XVIII — начала XX веков. Одним из архитекторов, принимавших участие в создании «царского города», был Николай Леонтьевич Бенуа, без построек которого невозможно представить себе Петергоф. В классических формах им было построено и здание Дворцового госпиталя со службами, в одном из которых сегодня располагаются клиники Николаевской больницы.

Временем основания петергофского лазарета принято считать 1802 год, когда Александр I подписал указ о введении в нем штатного расписания. Этому указу предшествовали события, которые дали возможность открыть лазарет. "В 1799 году казначей петергофской Конторы барон Иван Федорович Витте и его жена Елизавета Христиановна за долги получили дом канцеляриста Петра Кондратьева "по большой улице из Санкт-Петербурга по правую сторону между домов регистратора Гаврилова и канцеляриста Медведева". В следующем году Андрей Гаврилов уступил барону часть своего участка "от проезжей дороги до канала", а в 1801 году барон И.Ф. Витте передал бывший дом Петра Кондратьева с расширенным участком в распоряжение петергофской конторы", где и был открыт лазарет.

В 40-х годах XIX века Николаю I стали поступать докладные от старшего врача Александра Александровича Авенариуса, что больных много, и лазарет не справляется. В 1850 году Николай I выпускает указ о строительстве Петергофского дворцового госпиталя и поручает проект архитектору Бенуа. Торжественное освящение госпиталя состоялось в 1858 году, уже во времена царствования Александра II.

Медикаменты, аптечную посуду, перевязочный материал, а так же спирт, водку, коньяк, вино, пиво, кумыс и минеральную воду по рецептам поставляла госпиталю дворцовая аптека. В своей лечебной практике врачам госпиталя приходилось сталкиваться с различными заболеваниями. О каждом смертельном случае старший врач обязан был рапортом докладывать управляющему Петергофом.

К концу XIX века здание дворцовой больницы стало тесным, и возник вопрос о его расширении. Петергофский городской архитектор А.И.Семенов в 1899 году представил проекты переустройства существующего здания и постройки нового — для терапевтического и хирургического отделений. Новое здание было построено и в 1905 году приняло больных. После революции на главном здании, построенном по проекту Бенуа, был надстроен третий этаж, что изменило его облик.

Летом 1914 года мирное существование было нарушено. Разразившаяся в августе 1914 года военная катастрофа вовлекла в свой водоворот огромные массы населения, явившись для страны серьезным испытанием. Медиков это касалось в первую очередь. «Санитарные двуколки и фургоны один за другим подъезжали к воротам Петергофского военного лазарета. День и ночь горел свет в операционной. Там, склоняясь над столом, забыв про сон и усталость, оперировала раненых главный врач Мария Аполлоновна Синявина. К ее голосу прислушивались сестры милосердия, санитарки и сиделки. Они размещали раненых по палатам, быстро разгружали фургоны, помогали в перевязках, спешили в палату на тревожный зов колокольчика» (альбом «Петергоф — 1917 г.»).

В 1918 году в бывшем первом здании дворцового Госпиталя размещались амбулатория (взрослая и детская), родильное отделение с гинекологическими койками. Во втором и основном к тому времени корпусе располагались терапия с детскими койками на 1 этаже, на 2-м хирургия, где лечились хирургические, урологические и оториноларингологические больные. После Революции 1917 г. все население Петергофа, как и по всей стране, получало бесплатную медицинскую помощь; врачи работали и в больнице и в поликлинике. Город делился на терапевтические участки, появились участковые фельдшера и единичные врачи. Высока была инфекционная заболеваемость (корь, коклюш, оспа, дифтерия и сыпной тиф).

Особую тревогу вызывали эпидемии, в том числе сыпного тифа, число случаев которого в городе с 571 в 1917 г. дошло до 36367 в 1919 г. В Петергофском лазарете спешно открыли новое отделение, куда помещались сыпнотифозные больные. «Пренебрегая опасностью, нянечки и сиделки стали ухаживать за ослабевшими больными. Они кормили и умывали их, возились с бельем, меняли простыни, пропитанные кровью бинты. Тут же, в лазарете, они и лечились, метались в горячечном бреду, а чуть спала температура — снова принимались за свою работу, не жалуясь на усталость и слабость».

Петергофская больница была центром общественной социальной жизни района.
В годы Великой Отечественной войны на долю Петергофа выпали исключительно тяжелые испытания: более девятисот дней через него проходила линия фронта. Гитлеровские войска ворвались в Петергоф 20 сентября 1941 года и после трехдневных боев захватили его. Оккупанты продержались здесь до 19 января 1944 года. За это время они расхитили и уничтожили художественные ценности Петергофа. Во всех парках вырубались деревья, разорялись дворцовые здания, павильоны, мосты. Зимой 1944 года петергофского дворцово-паркового комплекса, как целостного памятника искусства уже не существовало.

Ежедневно люди гибли от ран, от голода и жажды. В мае 1942 года в петергофской больнице, переведенной гитлеровцами в поселок Володарский, восьмидесяти больным был впрыснут под кожу яд, а затем больницу с находившимися там умирающими людьми сожгли. К приходу наших войск в январе 1944 года в городе не оказалось ни одного местного жителя. Те, кому удавалось вырваться их фашистской неволи, уходили в партизанские отряды. Шли иногда целыми семьями. В это время в Петергофе располагался госпиталь военнопленных немцев. Больных обслуживали немецкие и местные русские врачи. Один из них — врач Дмитриев Александр Филиппович, высококвалифицированный терапевт, в послевоенные годы являлся многие годы зам.главного врача по лечебной работе больницы.

Возрождение города оказалось делом сложным и продолжительным. Необходимо было сохранить архитектурный стиль не только заповедных парков, исторических дворцов, но и городских зданий. Воссоздавались лишь те сооружения, которые представляли наибольшую ценность с точки зрения истории и архитектуры. Среди них были восстановлены и творения Бенуа — здания больницы (бывшего Дворцового госпиталя) по Красному проспекту. Персонал и жители города приводили в порядок уцелевшие корпуса больницы, развернули первые 100 коек в основном корпусе для хирургических и терапевтических больных, в течение двух лет расширялись площади для увеличения коечного фонда до 160.

К концу 1944 года здравоохранение Петродворца было представлено больницей со скорой помощью, яслями и амбулаторией, большинство сотрудников совмещали работу во всех этих учреждениях. В мае победного сорок пятого в самостоятельную единицу выделили из амбулатории женскую консультацию. В 1946 году женская консультация становится детско-женской, усиливается квартирная помощь. В 1948 году в больнице создана станция скорой медицинской помощи.

В 50-60-х годах были проведены большие строительные работы. Больнице по инициативе главного врача Я.М.Гудзенко с помощью Ленгорздравотдела и районных властных структур было выделено финансирование в послевоенные годы для надстройки третьих этажей на лечебных корпусах (на б. Дворцовом госпитале по Санкт-Петербургскому пр.). В 60-х годах Петродворец вновь называли «Городом здоровья», как было до Великой Отечественной войны. Как писал Василий Ефимович Ардикуца: «Больница, новые поликлиники, аптеки, детская консультация, станция скорой и неотложной помощи — все к услугам жителей города».

В этот период впервые в Петродворцовом районе был применен сшивающий ткани аппарат при операции резекции желудка; внедрен остеосинтез при переломах бедра. При экстренных, тяжелых случаях специалисты дополнительно вызывались на операцию из дома. Очень высокими были требования к внешнему виду, соблюдению этики и деонтологии. Ежедневно во всех отделениях стационара проводились обходы лечащих врачей и заведующих. При этом, врач обязательно протирал руки полотенцем, висящем на руке медицинской сестры, смоченным дезинфицирующим средством перед осмотром каждого больного.

В конце 60-х годов по типовому проекту строится новая поликлиника для взрослого населения. Она представляет собой четырехэтажное здание с двумя пассажирскими лифтами, в котором врачи смогут принимать 750 пациентов за смену. С вводом в эксплуатацию нового лечебного учреждения заметно облегчится труд медицинских работников. В поликлинике предполагалось развернуть более 60 врачебных кабинетов, расширение хирургического блока, физиотерапевтического и стоматологического отделения, клинической лаборатории. 2 июля 1970 года Петродворцовое лечебное объединение переименовано в Объединенную больницу № 37.

В связи с Олимпийскими играми 1980 г. в 1977 г. Петродворцовому району были выделены средства для строительства нового корпуса больницы, открытие которого состоялось в 1981 г. Возведение корпуса находилось под постоянным контролем райкома КПСС, исполкома райсовета. Строительство посещал депутат Верховного Совета РСФСР по Петродворцовому избирательному округу № 122, первый заместитель министра внешней торговли СССР, кандидат в члены ЦК КПСС товарищ Ю.Л.Брежнев. Он беседовал с руководителями стройки, строителями, давал советы и рекомендации. Ввод палатного корпуса позволил более чем в два раза увеличить обеспеченность района больничными койками. Значительно улучшилось качество оказываемой медицинской помощи. В новом корпусе палаты рассчитаны не более чем на трех пациентов.

В конце XX столетия все отделения больницы переехали в заново отстроенное здание, а старые корпуса были практически заброшены. Из-за частой смены руководства проведена реорганизация объединенной больницы. Поликлиника № 65 и больница № 37 стали самостоятельными учреждениями, отделена от больницы Скорая помощь. В 90-х годах вместе с русским здравоохранением переживала свой упадок и больница. Об этом этапе её истории сейчас стараются не вспоминать, ради этого даже название изменили.

Безликий номер «37» ушёл в прошлое, уступив место оправданному с исторической точки зрения названию «Николаевская». У одного из самых старых лечебных учреждений Петербурга очень богатая история и традиции, огромный потенциал для развития.

Больница сегодня — это современная технологическая база, одна из лучших в городе лабораторий, крупнейшее отделение гемодиализа. На базе больницы внедрена система комплексной реабилитации, программы иппотерапии и дендротерапии.



Наверх Наверх
Новости Официальный сайт Администрации Петродворцового района Санкт-Петербурга


Запись на прием к врачу


Анкета для оценки качества оказания услуг медицинскими организациями


Осторожно, мошенничество


Памятка для пожилого человека